Суббота, 21 Сен 2019, 18:33
Приветствую Вас Гость | RSS

МАУС и Ко.

Для входа тыкать здесь
Логин:
Пароль:
Мини-чат
Наш опрос
Что бы вы сделали, если бы ваша вторая половина пришла домой уже под утро и в жопу пьяная?

[ Результаты · Архив апросов ]

Всиво атветов: 69
Календула
«  Январь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Писемерки
Rambler's Top100 Gougle.Ru Рейтинг тИЦ и PR
Главная » 2011 » Январь » 9 » Джин
23:40
Джин
Галина выглянула в окно.
- Лёня!
Пятилетний, белокурый мальчуган, игравший с другими ребятишками во дворе, задрал голову, и вопрошающе посмотрел на окно, из которого его звала мать.
- Домой собираешься?
- Не, рано ещё…
- Смотри, а то бананов не останется, тётя Люба принесла.
- Бананы? – мальчик раздумывающее помедлил, - А много?
- Штук шесть. Половину уже съели…
Оценив положение вокруг, Лёня вновь задрал голову:
-Иду.
Галина вернулась в комнату. Люба и Лера, её соседки и подруги скучающе играли в дурачка. Что-то вещал телевизор, но на него никто не обращал внимания. Галина опустилась в кресло, напротив играющих.
- По ящику вечером есть что? – поинтересовалась Люба, дама лет тридцати пяти, от болезни сильно располневшая за последние два года, что стало причиной некоторой замкнутости в общении с малознакомыми и коллегами.
-Боевик, - кивнула Галина, - После новостей. С Сигалом, кажется…
-Хорошо дерётся, - усмехнулась Лера, по общим меркам кричащей внешности женщина с длинными, стройными ногами, высокой грудью, и по-девичьи узкой талией. Кроме природной красоты Лера обладала гибким интеллектом, обширной эрудицией, цепкой памятью, и тонким чувством юмора, - На жене тренировался. Она у него вместо груши.
- Кому что, - пожала плечами Галина, втайне испытывая гордость за своего Колю, убеждённого трезвенника и работягу, вечно отправляемого в командировки по сверхважным для фирмы делам. Коля звонил домой каждый вечер, и было видно, что бесконечные поездки ему надоели, и он сильно скучает по семье. Приезжая домой, Коля чохом переделывал все связанные с хозяйством и домом дела, и целиком отдавался любимой жене, и неугомонному озорнику – сыну.
Единственным огорчением Гали была болезнь матери. С ещё вовсе не старой Верой Ивановной месяц назад случился инсульт, И теперь она, парализованная, лежала в одной из больниц города.
Люба и Лера, потерпевшие неудачу в браке, в обсуждение тем семьи старались не углубляться. Лера, очень разборчивая в связях, ища в мужчинах хотя бы подобие идеала, так и пребывала в гордом одиночестве.
Люба, второй год, словно под микроскопом разглядывая достоинства и недостатки Славика, несколько месяцев назад сделавшего ей предложение руки и сердца, по одной ей известной причине замуж также не спешила. Не дав однозначного ответа Славику, и, поставив его тем самым в непонятное и неприятное положение, Люба решила подождать, хотя чего следовало ждать, и каким может быть итог этого выжидания, молчаливая и угрюмая Люба не говорила никому.
Шумно хлопнув входной дверью, и столь же не тихо сняв кроссовки, в комнату влетел Лёня.
- Здрасте! – крикнул он Любе и Лере, - Где мои бананы?
- Обнаглел! – возмутилась Галина.
- Иди ко мне, мой маленький, - сердобольная к Лёне Люба протянула к мальчику руки, - Пока я здесь, можно и понаглеть.
- Имей совесть! – укорила её Галя, - Совсем избаловала! Без чупа-чупса за стол не затянешь!
- Чупа-чупс, - рассудительно сказала Люба, - Это не тонна шоколада, им больно не избалуешь.
- Когда я вырасту, - дружелюбно выпалил Лёня, - Я куплю тонну шоколада, и мы вместе её съедим!
- Обязательно, - вполне серьёзно согласилась Люба, - А с мамой и тёть Лерой поделимся?
- Нет! – так же радостно заявил малец, - Маме пусть папа шоколад покупает, а тёть Лера его не любит!
- Кого? – делано, удивилась Люба, - Папу?
- Не! Шоколад! А я бутылку нашёл!
- Подбираешь всякую гадость, - поморщилась Галина.
Лёня залез в карман джинсов, и извлёк маленький, сплюснутый с обоих сторон землистого цвета сосуд.
- Красивая, да?
- Выбрось! И без неё хлама хватает!
- Дай-ка, Лёнь, - отличавшаяся ещё и наблюдательностью Лера, взяла предмет в руку, - Странная бутылка… Фарфор, кажется…
- Мам, - доверив находку в более чем надёжные руки, Лёня на время потерял к ней интерес, - Я к Серёге пойду, в «денди» поиграю…
Заручившись согласительным кивком матери, и прихватив пару бананов, Лёня убежал. Лера достала носовой платок, и принялась обтирать бутылку начисто.
- Делать тебе нечего, - проворчала Люба, - Ходи давай.
- Галь, - Лера отодвинулась от карт, освобождая место, - Поиграй за меня.
Подивившись увлечённости Леры, Галя продолжила игру.
- Ни разу таких не видела, - разглядывая сосуд, произнесла Лера, - Где он её нашёл?.. Гляньте, пробка! Не грязь, пробка!.. Запаяна чем-то… И печать стоит… Арабское что-то… Галка неси нож.
- Далась тебе эта бутылка. – воодушевившись появлением козырей, только что поднятых с колоды, Галина не желала прерывать игру.
- Я сама схожу, - не обиделась Лера.
Появился нож. Наполовину отодрав припай, похожий на сургуч, Лера взялась за пробку.
- Сейчас появится джин, - деловито предположила Люба, - И начнёт исполнять желания. Ты, Лер, что закажешь? Супермена?.. Что ты там пыхтишь?
- Не могу открыть, - пожаловалась Лера, - Ну-ка, ты поздоровей, попробуй.
Вздохнув, бутылкой занялась Люба. Её усилия привели к тому, что от бутылки отошло всё сургучевидное покрытие, и пробка вышла, но лишь наполовину. В руках Любы сосуд не хотел сдаваться на большее.
- Эх вы, - засмеялась Галина, - Умницы! Штопором надо, влёгкую откроем!
Место ножа занял штопор.
- Внимание, - Галина обвела взглядом подруг, - Готовьте желания…
Громкий, резкий хлопок отбросил её в угол комнаты, под подставку для телевизора. Любу и Леру, сидевших на диване, никуда не отбросило, но с какой силой их прижало к дивану можно было судить по тому, как сам диван, и вся остальная мебель в комнате от невесть откуда появившейся волны сместилась с места сантиметров на пять, а то и десять. В серванте загремел хрусталь.
Люстра закачалась, как при землетрясении. Журналы, лежавшие на столе, были сброшены на пол. Из бутылки, так же оказавшейся на полу, повалил густой, белый дым. Первой пришла в себя Лера. Она бросилась к Галине, делавшей попытки выбраться из-под подставки, и державшейся за голову.
- Жива?
- Вроде… Что это?
Комнату заволакивал плотный туман. Любу, по-прежнему, сидевшую на диване, уже почти не было видно. Лера кинулась к балкону.
- Галка! – на ходу крикнула она поднимающейся Галине, - Открой все окна и двери!
Открыв настежь все существующие в квартире двери и окна, подруги поспешили к Любе, оказавшейся в обмороке. Отсутствие сквозняка, и плотная дымовая завеса не помешали им вынести стокилограммовую Любу на балкон, и уложить её на топчан.
- Неси нашатырь, - тяжело дыша, сказала Лера, - Попробуем без «Скорой»…
Галя кивнула и исчезла в дыму комнаты. Через минуту она появилась с пузырьком и комочком ваты.
Люба сморщила нос, открыла глаза и помотала головой.
- Слава Богу! – выдохнула Галина, - Как ты?
- Н-не знаю, - с трудом выговаривая, произнесла Люба, - Это… взрыв, да?
Лера повернулась в сторону комнаты.
- Был бы взрыв, нас бы убило…
В этот момент, из почти осязаемой белизны, царящей в комнате, послышался бархатистый баритон:
- Бисмиллохир Рахмонир Рахим! Благословенно имя Аллаха и деяния его!..
Галина вздрогнула. Покосясь на неё, Лера медленно нагнулась и достала молоток, всегда лежавший под топчаном. На лице Любы появилось испуганное выражение.
- Спокуха, бабы, - прошептала Лера, обхватив рукоять молотка двумя руками. Галина потянулась за лыжной палкой. Из прихожей наконец-то подул слабый ветерок. Клубясь и вырисовывая в воздухе фантастические фигуры, туман в комнате поредел. Выдохнув, как мужик перед приёмом стопки, Лера вошла первой. За ней, держа наготове палку, последовала Галина.
Вопреки их ожиданиям увидеть вора в маске и с фомкой, рядом с диваном стоял мужчина не совсем обычной внешности.
Голову его покрывала атласная зелёная чалма. Одет он был в длинный, много ниже колен, чёрный, восточного типа халат, под которым просматривалась белоснежная рубашка. Ноги украшали узконосые кожаные сапоги. На лице ладно сидела небольшая, но густая, ухоженная борода. В полуприкрытых, серо-зелёных глазах угадывались достоинства и ум.
Держа молоток наготове, Лера направилась к выходу из комнаты. Незнакомец прикоснулся правой рукой к груди и деликатно наклонил голову:
- Добрый день. Прошу прощения, если напугал…
- Стой, где стоишь, - негромко, но веско сказала Лера, - Галка, звони в ментовку, я его не выпущу…
- Не следует меня опасаться, - произнёс азиат, ничуть не испугавшись Лериной решительности, - Я беззлобен и миролюбив.
- Сядь, - приказала Лера, так же негромко.
Незнакомец оглянулся на кресло, стоящее позади него и степенно сел.
- Быстро говори, кто ты, откуда и как сюда попал. Галка… подожди с ментовкой.
Азиат вновь склонил голову и представился:
- Меня зовут Гиясадун Абуль Фатх ибн Ибрахим Омар Хайям, можно просто Омар. Родился в тысяча сорок восьмом году. Умер, как человек в тысяча сто тридцать первом. С того же года – джин средней силы. Появился я, если это интересно, из этого сосуда, Омар указал взглядом на лежащую на полу бутылку.
- Не может быть! – прошептала ошарашенная Галина.
- Увы, - пожал плечами Омар, - С желаниями можете не спешить, время есть. Советую всё обстоятельно обдумать. На трое суток я в вашем распоряжении.
Выражение лица Омара было настолько безучастно-спокойным, что подозрительность Леры стала понемногу притупляться.
- Омар? Омар Хайям? – спросила она, что-то вспомнив, - Уж не тот ли Хайям…
- Тот самый, - даже не взглянув в её сторону подтвердил Омар, - почти всё, что про меня написано – правда. С момента смерти и по сегодняшний день – джин, исполнитель желаний.
- Люба! – позвала Лера, - Будь добра, сбегай ко мне! С левой стороны, на средней полке «Сказание об Омаре Хайяме» Там его портрет…
- Когда его писали, мне было тридцать два, - с грустью промолвил Омар, - История оказалась благороднее людей.
- Но Хайям давно умер!
- Умер, - уныло согласился азиат, - Умер, как человек. После смерти появился, как джин. Не стоит углубляться, эта философия слишком тонка, для досужного размышления.
Не видя особой опасности, в комнату вошла Люба. По-прежнему бледная, она посмотрела на Леру:
- Так мне сходить?
- Сходи. И… прихвати на кухне сигареты.
Воздавая должное самообладанию Леры, Люба и Галя без колебаний отдали право лидерства в данной ситуации Лере.
Люба ушла. Опустив молоток, Лера обратилась к Гале:
- Присмотри, чтоб никто, кроме Любки не вошёл, - затем повернулась к Омару:
- Значит, ты… ты говоришь, что появился из бутылки и что ты джин. Я правильно поняла?
- Истинно так.
- И ты можешь исполнять желания?
- Могу, но не советую торопиться с загадыванием
- А вот… Ну… Сделать что-то для себя, не для других, ты можешь?
- Уточни, о, достойнейшая, что я должен сделать для себя?
- Да хотя бы… переодеться? Или слабо?
- Во что бы ты сама меня одела, о, прекраснейшая из привередливейших?
Лера указала молотком на журнал, лежавший рядом с ногой Омара.
- Вон, подними и открой. Я покажу.
Омар свесил руку с подлокотника кресла, и раскрыл ладонь. Журнал приподнялся и без видимого воздействия извне переместился в руку азиата. Увидев это, Галина громко ойкнула и прикрыла рот тыльной стороной ладони. Омар раскрыл журнал так, чтоб содержимое его было видно женщинам. Слегка прищурившись, Лера принялась рассматривать фотографии моделей.
- Нет… Это тоже не пойдёт… Перелистни.
Омар молча перевернул страницу.
- Это… Нет, слишком броско… Это… Мрачновато… Вот! Видишь этот бежевый костюм?
- Вижу.
Одевай его, если ты джин.
Омар поднялся, как в молитве намаза выставил руки перед собой и что-то тихо произнёс. У ног его, создав небольшое облачко дыма, что-то вспыхнуло. Облачко быстро поднялось по Омаровой фигурке, оставляя за собой костюм, указанный Лерой. Из прежнего одеяния осталась лишь чалма, но она странным образом очень удачно сочеталась с костюмом.
- С твоего позволения, о, милосерднейшая, чалму я оставлю. В ней я чувствую себя комфортнее.
- Ладно, - «милосердно» разрешила Лера, - Что ты ещё умеешь?
- Лер, - дотронулась до неё Галя, - Что происходит?
- Разберёмся… Так, что ещё ты можешь?
- В созидательном плане – всё, кроме изменения прошлого и воскрешения мёртвых.
- А не мог бы ты… вот так же быстро и просто исчезнуть, но потом… по нашей просьбе появиться? Мне надо поговорить с подругами…
- Это возможно. Когда буду нужен – позови и я появлюсь.
Омар закрыл глаза и исчез. Галина восхищённо посмотрела на Леру:
- Ну ты даёшь!...
Лера подошла к креслу, но, передумав садиться, повернулась к Гале:
- Ты… Это… Не говори никому. Всё равно не поверят…
- Сама-то веришь?
- Не знаю… Но мы ведь не спим, верно?
- Тоже не знаю… Что теперь?
- Ты о чём?
- Ну с этим… С джином что делать?
Лера поджала губы:
- Понятия не имею…
В дверь постучали. Открыла Галина.
- Вот, - в комнату вошла Люба и протянула книгу Лере, - Сличай. Сигарет я не нашла.
Лера полистала книгу, нашла портрет Хайяма и всё же присев, устремила внимание на него.
- Похож… Как две капли…
- А он что, ушёл? – поинтересовалась Люба, заинтригованная появлением необычного гостя.
- Исчез, - уточнила Галина, - До востребования.
- Это как? – не поняла Люба.
- Появится, когда попросим.
Убедившись, что перед ними действительно был человек, изображённый на портрете, Лера закрыла книгу:
- Ну, какие будут предложения?
Люба и Галя растеряно переглянулись и промолчали.
- Ясно, - также немного помолчав, сказала Лера, - В таком случае, если вы не против, рулить буду я.
- Рули, чего уж там, - пробубнила Люба.
Как бы поддерживая её, Галя кивнула.
- Значит, - взялась за рассуждения Лера, - Будем исходить из того, что имеем. Что у нас есть? У нас есть… Малопонятный визит странного субъекта, утверждающего, что он джин, что его зовут Омар Хайям и что он может исполнять желания. Кое-что мы, кстати, уже видели, - при последних словах Лера посмотрела на Галю.
- Такое даже в цирке не увидишь, - подтвердила Галина и, опережая Любин вопрос, пообещала, - Тебе, Любаш, тоже доведётся.
- Так вот, - продолжила Лера, - Больше о нём мы ничего не знаем, это если не считать некоторых данных об Омаре Хайяме, как о человеке. Далее. Что мы можем? Мы можем проверить, действительно ли он имеет какое-нибудь отношение к тому Хайяму, который когда-то жил...
- Проверить? – спросила Люба, - Как?
- Информация. Я кое-что помню и ещё освежу на всякий случай. Не всё, конечно, правда, но не будут же писатели врать на каждом шагу…
- У меня тоже есть книга про него, - вставила Галина, - «Заклинатель змей» и «Башня молчания». Две в одной. Колюня раньше зачитывался.
- Пригодится, - одобрила Лера, - Заберу, когда буду уходить… Так, дальше… Что нам нужно? Нам нужно убедиться в том, что он не опасен. Это самое главное…
- Не похож он на злыдня, - усомнилась Галина, - Обходительный, уступчивый… Прекраснейшей тебя назвал…
- Слова! – фыркнула Лера, однако это определение приятно пощекотало её самолюбие, чего, впрочем, ни Галя, ни Люба не заметили, - Это слова, кто знает, что у него в голове? Устроим ему экзамен, по всем статьям. Если он хоть в чём-то проколется – избавляемся от него…
- Погоди ты избавляться, - перебила Галина, - Это всегда успеем. Ты же видела, какой он сговорчивый. Такого и обидеть не трудно…
- И что ты предлагаешь? Верить всему, что он говорил?
- Девки, - подала голос Люба, - А вдруг он и правда джин?
- Сделаем так, - попыталась подвести итог Лера, - Во-первых, никому ничего не говорим. Во-вторых, в голову ничего не берём и близко к сердцу не принимаем. В-третьих, завтра просмотрим его со всех сторон.
- Как просмотрим? – спросила туговатая на быстрое соображение Люба.
- Как на рентгене, - подсказала Галина
- … и решим, как поступить, - заключила Лера, - Есть возражения?
- Тебе бы следователем работать, - усмехнулась Галина, - Или законодателем. Сейчас-то что делать будем?
- Да, - тоже засобиралась Люба, - Мне ещё уроки у Наташки проверять…
Подруги разошлись, думая каждая о своём….

На следующий день, в пять вечера, как и было установлено, женщины собрались снова. Лера была вооружена всё той же решительностью и двумя книгами о Хайяме. Галя и Люба, не зная что делать и говорить, молчали. Лёня играл на улице.
Рассевшись кому где удобнее, подруги подготовили себя к материализации джина. Сделав глубокий вдох, Лера авторитетно произнесла:
- Я хочу тебя видеть, появись.
Долго ждать не пришлось. В пустующем кресле, стоящем напротив дивана с Любой и Галиной, возникла фигура азиата. По-прежнему невозмутимый, он вежливо склонил голову:
- Мир вам, близким вашим и дому вашему, да пребудет в нём изобилие и благодать.
- Спасибо, - поблагодарила Лера, - Итак, ты говоришь, что когда-то был Омаром Хайямом?
- Говорил, - вновь кивнул Омар, - И могу повторить.
- Когда ты родился?
- Восемнадцатого мая, тысяча сорок восьмого года, на восходе солнца.
- Чем занимался твой отец?
- Шил палатки. Отсюда прозвище – Хайям. В переводе с …
- Знаю, - перебила Лера, - Сколько у тебя детей?
- Детей, - развёл руками Омар, - Я не оставил, была на то воля Аллаха…
- В каком году тебе чуть не отрубили голову, а затем изгнали?
- В тысяча девяносто втором…
- Кто был твоим покровителем при дворе?
- Визирь Низам Аль Мулк, мир его праху. Благодаря былой дружбе с ним, я остался в живых…
- Кому досталась обсерватория, после смерти Низама?
- Никому, - помрачнел Омар, - Её разграбили сразу после убийства султана Меликшаха.
- Что за календарь ты составил?
- Зачем такой красивой женщине вникать в события, дней давно минувших? – Недоумевающе ответил вопросом Омар
- И правда, Лер, - с укоризной поддержала его Галина, - Тебе-то что до этого календаря? Достала мужика… - затем повернулась к Омару, - Вы чай будете?
- С удовольствием, - улыбнулся азиат, - Приятно, когда тебя воспринимают как простого человека.
- А вы и не отличаетесь от простого человека. Внешность только… не совсем славянская, а так – обычный мужчина. Вам чай со сливками или без? Или… может, вы кушать хотите?
- Нет, спасибо, только чай без сливок.
Галина поднялась и удалилась на кухню. Лера, вновь принялась за допрос:
- Ты мне не ответил.
- Календарь? Метод проб и ошибок. Подробности работы могут оказаться неудобоваримыми для твоего, без сомнения развитого, но, к сожалению несведущего в дебрях астрономии и хронологии ума, хотя, как показало время, мой календарь по точности ни в чём не уступает тому, по которому вы живёте сейчас. Твою недоверчивость, о, розоподобная, я могу разрешить любым другим способом, только, ради Аллаха, не терзай меня воспоминаниями…
- Я вот спросить хотела, - проявила активность Люба, - Вы что на самом деле желания исполняете?
- На самом деле, - ответил Омар, - Вы уже готовы что-то пожелать?
- Нет, - за неё сказала Лера и удивлённо посмотрела на Любу, - Куда это ты торопишься? Мы об этих желаниях вообще ничего не знаем. Ну-ка, - снова обратилась она к Омару, - Рассказывай, что за желания?
- Три любых желания тому, кто открыл бутылку, кроме, как я уже известил, изменения прошлого и воскрешения мёртвых.
- Как в сказке, - усмехнулась Лера и легонько толкнула Любу, - Ты бы чего пожелала?
- Я бы… Так ведь… Мы же вроде втроём её открывали?
- Втроём, - кивнула Лера и повернулась к вошедшей Галине, - Гал, тут вопрос появился. Кому из нас желания загадывать? Бутылку-то мы втроём открывали…
- Что голову ломать? – Галина поставила поднос с чайником и чашками на столик, - Каждой по желанию. Так можно?
- Можно, - согласился Омар.
- Вот и решили, - взялась за чайник Галина, - Кто первый загадывает?
- Я, - неожиданно для всех заявила Люба, сильно покраснев. Лера и Галя напряжённо застыли.
- Слушаю, - без тени юмора произнёс Омар.
- Я… Я хочу… Чтоб мамка Галкина была здоровой…
Брови Галины поползли наверх:
- Любаха, ты чего?..
- Да, - словно вслушавшись в собственные слова, повторила Люба, уже более ровным голосом, - Чтоб была здоровой. Моё желание, что хочу, то и загадываю.
- Похвально желать добра ближнему, - одобрительно отозвался азиат, - Это желание я выполню с радостью.
- Это что же, одной волей ты можешь переплюнуть всю нашу медицину? – с ноткой обиды за науку спросила Лера, - Она второй месяц парализована и не студенты её лечат…
- Не будь такой маловерной, - терпеливо попросил Омар, - Мама Галины уже здорова.
- И это можно проверить? Прямо сейчас?
- Учитывая скорость вашей связи, это вопрос минут. Не стоит никуда спешить… М-м! – с наслаждением протянул Омар, отпив из чашки, - Таким чаем меня не угощал даже сам Меликмах! Где выращен этот сорт?
- В Краснодаре… - Галина, растерявшаяся от Любиного выпада, рассеяно теребила рукав наброшенной на плечи мужниной рубашки, переводя взгляд то на Любу, не отводящую глаз почему-то от двери, то на Леру, задумчиво замолчавшую! Так продолжалось около двух минут.
Тишину прервал телефонный звонок. Едва не споткнувшись о ножку стула, Галина подбежала к аппарату:
- Алё?!
- Галочка! – из трубки послышался взволнованный голос пожилой женщины, - Это ты?...
- Мама! – губы Галины скривились, из глаз обильным потоком хлынули слёзы, - Мама!.. Да, это я… Ты говори, говори, не обращай на меня…
Видя состояние подруги, к телефону подошла Лера:
- Тёть Вер, это вы?
- Я! Слава Богу, мне стало лучше! Я не могу долго говорить, врачи не дают. Вы можете приехать?
- Уже едем! Тёть Вер, вы… Не делайте никаких лишних движений и … ни о чём не переживайте, хорошо? Мы уже едем!
- Жду!
Голос умолк, раздались короткие гудки. Лера вернула трубку на аппарат.
- Так… Любаха, ты оставайся, мало ли чего, а мы с Галкой…
- Ещё чего! – возмутилась Люба, - Останусь я! Думай, что говоришь-то!..
- Прошу прощения, - прервал Омар, - Я могу исчезнуть на время, и вы поедете втроём.
- Или я, - тут он заострил внимание на Лере, - Всё так же вне доверия?
- Ну уж нет! - горячо возразила Галина, успевшая взять себя в руки, - Никуда вы не исчезните! Мы поедем втроём, а вы здесь останетесь, я вам верю… Чего рты разинули, собирайтесь!
Последняя фраза была адресована оторопевшим Лере и Любе.
- У меня… бензина до больницы не хватит, - с сожалением покачала головой Лера, - Забыла заправиться…
- Доберёмся на «тачке», - пренебрежительно отмахнулась Галина.
- Не беспокойтесь, - сказал Омар, наполняя опустевшую чашку, - В твоём автомобиле, о, воплощение подозрительности, достаточно топлива для этого пути…
- Это откуда, интересно? – нахмурилась Лера.
- От меня. Считайте это маленьким подарком. Помимо двух оставшихся желаний.
- Что ж, - развела руками Лера, - Если так…
- Поехали, поехали, - заторопилась Галина, - Вам, Омар, чтоб не скучали, я телек включу. С пультом знаете как управляться?
- Разберусь, - улыбнулся Омар.
Вернулись они часа через три. Омар, при виде их, вошедших, оторвался от телевизора и спросил, обращаясь к радостно-взволнованой Галине:
- Всё ли благополучно?
- Не то слово! Врачи в шоке! Как будто никакого инсульта и не было! Скоро её выпишут. Можно я вас расцелую?
Услышав столь для себя необычное, Омар поднялся с кресла.
- Благодарить ты должна не меня, о, светлейший порыв любящего сердца. Это было желанием твоей подруги.
- Всё равно расцелую, - настояла на своём Галина, подошла к азиату и по-русски, трижды чмокнула его в щёки, чуть повыше бороды. Лера больше не выглядела настороженной, а Люба и вовсе светилась от счастья.
- Вот что, - объявила Галина, выждав, когда все рассядутся, - Это дело отметить надо. У меня коньяк есть…
- А у меня желание! – внезапно преподнесла Лера.
- Серьёзно? – удивилась Галина.
- Ты хорошо всё обдумала? – как будто пытаясь предостеречь подругу от опрометчивого шага, спросила Люба
- Серьёзно всё обдумала, - Лера вопрошающе воззрилась на Омара, - Ты готов?
- Надеюсь, твоё желание, по сути, будет похоже на тебя, о, луноликая. Слушаю.
- Я хочу… Я желаю, чтоб Любаха наша похудела и больше никогда не набирала лишнего веса. Это выполнимо?
На лице Любы проступили капли пота. Трясущейся рукой она потянулась за носовым платком, лежащем на спинке дивана.
- Девки, - почти шёпотом проговорила она, протерев лицо и шею, - Что-то мне дурно…
- Это ненадолго, - поспешил успокоить Омар, - Обещаю как медик. Потерпи, о, бескорыстнейшая, это состояние ещё от силы минут двадцать. Возможно, станет хуже, но клянусь, это быстро пройдёт…
- Что с ней? – встревожилась Галина, увидев появившуюся бледность на лбу Любы.
- Она теряет вес, - пояснил Омар, - Процедура не из приятных… Нужно полотенце и полная ванна тёплой воды..
- Вода-то зачем? – не поняла Лера.
- Смыть пот. Сейчас начнётся…
И действительно, едва Галина вернулась из ванной, Люба не на шутку начала потеть, при этом кожа на всех не прикрытых одеждой участках тела сморщилась и пугающе быстро принялась менять цвет, становясь то бледно-фиолетовой, то ярко-красной, то почти коричневой. Дыхание Любы участилось, но губы растянулись в улыбке:
- Господи, как легко-то делается! Как будто и не я это!
Лера с облегчением выдохнула. Галина заботливо обтёрла продолжавшее потеть Любино лицо.
Кожа Любы, между тем выровнялась в цвете, став нормально-розовой. Морщины и неровности разгладились, придав покрову гладкость и упругость.
- Лерка, - вырвалось у Галины, уставившейся на Любин живот, - Платье…
- Вижу, - негромко ответила Лера, также потрясённая.
Платье Любы, до этого, почти вплотную облегавшее нездорово раздавшуюся фигуру, теперь покрывало её, заметно похудевшую, бесформенным мешком. Выступали лишь груди и бёдра. Словно не веря себе, Люба положила руку на свой плоский живот.
- Фантастика, - пробормотала Лера, - Это просто фантастика.. Ты… встать можешь?
- Попробую.
Поддерживаемая Галиной, Люба встала. Омар отошёл в сторону. Лера прикоснулась к Любиному платью:
- Насквозь… Айда в ванную… Или… Веди её, Гал, а я к себе на минутку.
- Ладно.
Обняв за плечи, Галина повела Любу в ванную.
- Сто лет себя такой не видела! – излучающая восторг Люба ещё раз заглянула в трюмо. Роскошное вечернее платье, принесенное Лерой, выгодно подчёркивало изгибы и формы её заново обретённой фигуры.
- Теперь держись, Славик! – усмехнулась Лера, - Наступила новая эра в твоей жизни…
- В чьей? – не отрываясь от своего отражения, спросила Люба, - В моей?
- Не, в Славкиной. Такой он тебе и шагу не даст ступить.
- Почему?
- Есть, понимаешь ли, такой транспорт - мужские руки. Пора освоить. У него, кстати, с сердцем как?
- В смысле?
- Не больное оно у него? А то, знаешь, от такой перемены… И не только у него…
- Лер, - Люба подошла к подруге, обняла её и крепко прижала к себе, - Какая ты у нас всё-таки добрая. Посмотреть – льдина льдиной, а душа у тебя…
- Да ну тебя! – смутилась Лера, - Скажешь тоже! Это ты вон тому, с бородой, спасибо скажи. Я что ли тебя сдула?..
Омар повернул голову в сторону вошедшей из другой комнаты Любы. Следом за ней появились Лера и Галина. Глаза азиата загорелись восхищением:
- Ты прекрасна! Не знаю, с каким цветком можно сравнить твою красоту! По-моему он ещё не вырос…
Люба, улыбаясь, приблизилась к Омару почти вплотную и положила руки ему на плечи:
- Омар… Я почему-то сразу в вас поверила… Вы и Лера… Вы ведь… Не только тело мне вернули… Вы душу мне вылечили… Как благодарить вас?
Азиат снял руку Любы со своего плеча и нежно прикоснулся к ней губами.
- Лучшая награда мне – видеть этот блеск в твоих глазах, о, чудная из чудных! Больше мне ничего не нужно…
- Хорош любезничать, - вмешалась Галина, - Коньяк стынет. Лер, тащи шоколад, он в холодильнике, рядом с…
- Если позволите, - прервал её Омар, - Угощать буду я.
- Почему нет? – невинно поддержала Лера и шутливо добавила, - За счёт фирмы?
- Разумеется…
Омар сделал несколько лёгких пасов руками в направлении столика. Журналы, лежавшие на нём, сами собой сложились в стопку и отодвинулись на край. На образовавшейся свободной поверхности из ниоткуда появился расписанный изящным узором небольшой кувшин. Рядом с ним материализовались четыре пиалы, украшенные под стать кувшину и огромное восточное блюдо, стройной пирамидой на котором возвышались всевозможные фрукты. Не удовлетворившись картиной, Омар произвёл ещё один жест. Журналы переместились на книжную полку и по краям стола возникли две половины нереально большой, бухарской дыни. По воздуху разнёсся аппетитный аромат.
- Прошу, - пригласил Омар, - Никогда не пил коньяка, но уверен, ширазское вино ничуть не хуже…
- Омар, - Лера взяла с подноса золотистое яблоко, - Я вот спросить хотела… Вас… Ну, таких, как ты много?
- Джинов? Точно не знаю, но, думаю, не очень.
- И что с вами происходит потом?
-Когда «потом»?
- После того, как вы исполняете все желания.
- Бессознательное состояние. Что-то похожее на глубокий сон без сновидений.
- Это скучно, - поморщилась слегка опьяневшая от выпитого Галина, - Спать десятилетия подряд и просыпаться всегда не в своей тарелке…
- Не в своём времени, - поправил её Омар, - Да, это малоинтересно.
- А вот что, если третьего желания вообще не загадывать? Ты так и останешься здесь? Не можешь же ты уйти, не выполнив миссию, - предположила Лера и, спохватившись, виновато посмотрела на Галину, - Я только спросила, Гал, желание за тобой.
- Оставь! – махнула рукой Галина, - Мне и желать-то нечего.
По губам Омара пробежала грустная усмешка:
- В текущем времени джин реален и дееспособен три дня. Потом, независимо от того, исполнились желания, или нет, джин исчезает.
- Жаль, - печаль пролетела и по лицу Леры, - Хотела ещё кое о чём спросить… Значит есть всего один день…
- Что?! – как будто очнувшись от сна, спросила Галя, - Ещё всего день?
- Увы! – с сожалением ответил Омар, - Осталось только твоё желание.
Галина сосредоточено потёрла виски пальцами.
- Тогда… Тогда я его прямо сейчас и загадаю.
- Будет исполнено в точности, - пообещал Омар, - Как и желания твоих подруг.
- Я… Пусть… Ты, Лерка, молчи… Я хочу, чтоб рядом с Леркой всегда был человек… рядом с которым она сама хотела бы быть всегда.
Лера испугано округлила глаза и прикрыла рот тыльной стороной ладони. Омар, сидящий напротив, вздрогнул. С потолка, прямо из железобетонного перекрытия в грудь Омара ударила зигзагообразная, жёлтая молния. Охнув, азиат бесчувственно обмяк в кресле.
Первой опомнилась Лера. Вскочив, она бросилась к Омару и стала трясти его за плечи. Люба и Галя тоже повскакивали.
Лицо Леры исказила гримаса боли. Она обхватила голову азиата ладонями.
- Только не это!.. – голос её срывался, губы дрожали, - Эй, открой глаза, слышишь? Открывай глаза!.. Это нечестно!..
Затем, видя бесплодность своего отчаяния, припала головой к груди Омара и разрыдалась.
- Галь, - окончательно сбитая с толку Люба дотронулась до плеча Галины, - Это что? Ты что сделала-то?
Не менее растерянная Галина непонимающе покачала головой:
- Ты же сама всё видела… Вроде добра хотела…
Лера вдруг притихла, не отрываясь от Омаровой Груди. Прошло секунд пять.
- Он… дышит… И сердце бьётся… Тук… Тук… Бабы! – размазывая по щеке потёкшую с ресниц тушь, повернулась она к подругам, - Нашатырь и валерианку! Скорее!
Появились медикаменты.
- Ну? – Лера вновь обратилась к Омару, водя у него под носом ватку, смоченную в нашатыре, - Где ты?..
Азиат порывисто чихнул и медленно открыл глаза.
- Что случилось? Что со мной?
- Выпей, - Лера поднесла к его бороде стакан, в котором Галина развела валериану.
Сделав несколько глотков, Омар раскрыл глаза ещё шире:
- Сердце… У меня бьётся сердце… У джинов нет сердец… Что происходит? Я что… уже не джин?
- Не знаю, - Лера осторожно, словно боясь, прикоснулась к его губам, - Честное слово, не знаю…
- А-а! – протянула Галина, до которой наконец-то дошла суть произошедшего, - Кажется я знаю!
_ Говори, - затормошила её Люба.
- Что говорить? Моё желание исполнилось! Напряги мозги, Любаха!
- Не поняла, - как это часто с ней бывало, не сразу сообразила Люба.
- Посмотри на них. Ну?
- Ба-а! - дошло и до Любы, - Вот в чём фишка!..
- Что у нас в кувшине?
Люба подняла сосуд, едва не расплескав на себя содержимое.
- Полный, как и не пили…
- Наливай на двоих.
- Почему на двоих?
- Им, - Галина указала на Омара и Леру, не сводящих глаз друг с друга, - Не до нас…

© Александр Веселков 1 aka Йобр

Категория: Картинки | Просмотров: 343 | Добавил: S_Mouse | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Присоединяйся!
Цытатнег рунета
Последние записи в дневнике
Облако тэгов
Mozilla Firefox µTorrent торрент Light Alloy проигрыватели Internet Download Manager работа trance Armin van Buuren животные собаки порно жесть Red Elvises Blank and Jones drum'n'bass СНГ Psychedelic breakbeat The Prodigy IDM позитифф карикатуры авторские фотоработы мультфильмы цитаты ЖЖ жопа еда отмечаем пятниццо! объявления Ленин демотиваторы lounge релакс коты понедельник кризис софт Дети анекдоты музыка Hed Kandi house забавные вывески моя милиция меня бережет надписи на заборах забавные названия сиськи Alex M.O.R.P.H. празднеки комиксы Мама Стифлера авто случайный кадр политики метро гопнеки мыши нахуй - это там видеоприколы форумы блондинки спорт кино TyDi топы Ambient мужчина и женщина деньги Markus Schulz Sean Tyas Pedro Del Mar реклама Google Птицы Барак Обама Рыбы фото природы ценники фотожабы Ferry Corsten тв книги Медведев сказки погода - трындец Ф1 красотища бля! секс музеи небоскребы любофф самолеты путешествия Aly & Fila Bobina Путин +100500 пятничная фотоподборка
Поиск
Прогноз погоды