Понедельник, 23 Сен 2019, 06:13
Приветствую Вас Гость | RSS

МАУС и Ко.

Для входа тыкать здесь
Логин:
Пароль:
Мини-чат
Наш опрос
Что бы вы сделали, если бы ваша вторая половина пришла домой уже под утро и в жопу пьяная?

[ Результаты · Архив апросов ]

Всиво атветов: 69
Календула
«  Октябрь 2008  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Писемерки
Rambler's Top100 Gougle.Ru Рейтинг тИЦ и PR
Главная » 2008 » Октябрь » 26 » Порнография сокровенного
16:45
Порнография сокровенного
Ну и почему же вы поссорились? – Санёчек в третий раз коротко дернул рукой с зажатой в ней довольно большой бутылью мутного стекла и рассекатель наконец изрыгнул в стакан нещедрую струю.
- Потому что овца. – веско изрек Колян, и около струи в стакане засияла шальная радуга.
В окна било рассветное солнце. Пятничное похмелье обещало раскрасить выходные дни во все возможные цвета. Черная грозовая туча по имени Николай опрокинула в себя двести граммов заветной влаги и с требовательным лязгом водрузила опустошенный сосуд на стол. Санёчек хладнокровно восстановил статус кво.
- Овца. – повторил Колян и трижды старчески шамкнул ртом, смакуя то ли эпитет, то ли алкоголь.
- Животное – друг человека. – сказал я и ощутил собственную неуместность, потому что Коля на мгновение остановил на мне свой бронебойный взгляд.
- Плотоядная овца не может быть другом человека. – заметил он и прислушался к собственным словам, чуть склонив левое ухо к сердцу.
Не обнаружив там никаких противоречий, Колян вдохнул еще сто двадцать граммов и просветлел ликом.
- Я ей вчера говорю: «Что ж ты, дура?», - легко и радостно произнес он. – «Мы с тобой будем ебаться наконец или нет?» А она ржет и отвечает: «Только после свадьбы». Я полгода не ебал никого, пацаны. А я ведь люблю ее.

Санёчек прикрыл веки под стеклами очков на минус четыре и покивал головой, довольно правдоподобно изображая сочувствие.
- Порнография сокровенного.– сказал он с пониманием. – Любовь и ебля как полярности высоких чувств. А у меня ведь была однажды похожая ситуация. Я пятнадцать лет никого не ебал. Из них первые лет пять у меня даже хуй не стоял по-человечески. Но потом как прорвало. Весной девяносто пятого это случилось, в классе физики после уроков, помню как сейчас. Так что ты не отчаивайся. И на твоей улице еще перевернется грузовик с баранками.
- Тринадцать крупных плюшевых игрушек. – сказал Колян с блаженной улыбкой идиота, загибая палец на руке. – Три кольца с разнообразными каменьями. Цветов – вагонов, наверное, пять. Серьги, цЕпочки, браслеты. Автомобиль Фольксваген Туарег записан на нее. Исколесили всю Европу. Жили на соседних дивах.
Он затих и остервенело почесал область паха.

*

- А вообще, - вдохновенно продолжал Санёчек, пользуясь паузой. – Я считаю онанизм настоящим видом спорта, причем самого широкого воздействия. Посудите сами – оргазм при онанизме достигается не только за счет механических движений рук или там у кого что, но и благодаря работе мозга. То есть мы не только тренируем тело, но и развиваем ум! Таким образом, онанизм предстает перед нами эдакой смесью из, например, троеборья и… шахмат.
- При чем здесь троеборье? – поинтересовался я.
- Ну как же. – с сарказмом сказал опытный Колян. – Дрочить можно и в воде, и на велосипеде, и даже на бегу! На шахматную доску, правда, дрочить не пробовал. Да на хуй спорт! Я ебаться хочу.
- Так не пора ли тебе жениться? – осторожно спросил я.
Колян горько икнул, глядя в стакан.
- Да? – сказал он. – А что, если она трансвестит?
Он объял стакан длинными кривыми пальцами и отправил его себе в рот. Поглотив жидкость, он вытащил стакан из пасти и выбросил его в окно. Онемевший от такой постановки вопроса Санёчек повторил Колины действия и поставил на стол новые стаканы, на сей раз пластиковые.
- Ну, главное – сиськи есть. – туманно сказал он и снова вцепился в бутылку двумя руками.
Аккуратно поправив ее горлышком очки, он выжал остатки водки в наши стаканы.
- Что это вы такое говорите? – пожурил я товарищей. – Я прекрасно видел Александру в купальнике, и имею с полным убеждением заявить, что это одна из самых ярких особей женского пола из всех, с кем мне доводилось сталкиваться на пляжах и не только.
- Ну ладно. С трансвеститом я, пожалуй, перегнул. Но согласитесь со мной, в самом деле – не могу же я жениться на сиськах, которые ни разу не видел без бюстгальтера.
Тут возразить было нечего, и мы помолчали.
- Эх, Сашка, Сашка… - с чувствами произнес во внутренний космос Колян, имея в виду свою суженую.
- Чего? – подозрительно покосился на него Санёчек.
Колян махнул на него десницей, сбив при этом с аристократической переносицы очки. Очки обрушились в маринованные огурцы.
- Может быть, ты просто недостаточно сексуальный самец? – выдвинул Санёчек теорию, размещая на лице окуляры, увлажненные маринадом.
- Может быть, ты просто дебил? – предположил в ответ Николай. – Вы скажите по существу – что мне делать? Что делать?
С этими словами он отчаянно размахнулся головою и вонзил свой высокий умный лоб в лежащий перед ним на столе журнал.
Это был журнал «Знакомства».

*

- У вас шатенки есть? – строго спрашивал Санёчек в трубку. – Мне нужна шатенка с плоской попой. Сиськи… Какого размера сиськи, трёха? – обратился он к Николаю. Николай глубоко кивнул. – Трёха. Рост метр восемьдесят. Есть такая? Ооо-оот… Пусть ее зовут Саша. Еще нам нужна мулатка. Есть мулатки? Да можно без сисек, но чтобы жопа круглая. Хорошая такая, круглая, увесистая мясистая жопа. То есть ты понимаешь о чем я? Очень хорошо.
Санёчек обратил ко мне пламенеющий взор и вопросительно взметнул брови, расположив их над очками наподобие гримасы филина.
- Японочку хочу я. – сказал я. – Гейшу.
- И таджичку какую-нибудь. - сказал Санёчек в телефон. – Или киргизку. Как нет? Ну а кто есть? Да? Ну ладно, вези японку. Пиши адрес.
Жриц любви пришлось ждать полтора часа. Все это время Николай провел с лицом героя перед подвигом – готовность, отвага, бравада и отчаянность преобладали в его чертах. Санёчек был остроумен, весел, жив, много и добродушно хохотал и балагурил. Да и чего ему было не балагурить, заказав себе жопастую четыресхсотгриновую мулатку за наш с Коляном счет.
Наконец по квартире разлилась трель полонеза Огинского, и Колян вышел в коридор. Дверной глазок по другую сторону двери сверлил угрожающим взглядом бык, заслоняя своей идеальной для быка коренастой фигурой доставленных дам. Однако и Колян был не пальцем делан. Он смущал саженью плеч, был двухметрОв, трапециевиден и хмур настолько, что, как только дверь открылась, бык ссутулился и постарел.
- Сколько человек в квартире? – робко поинтересовался бык, делая шаг назад и наступая на ногу Колиной шатенке.
Она ойкнула и Колян огорчился.
- Не ебёт. – произнес он, блюдоподобной ладонью взял быка за лицо, задвинул его в лифт и нажал кнопку первого этажа.
Девочки с синхронной обреченностью сделали быку ручкой.
Мы встретили их щедрою «мохитой». Санёчек под гитару песни пел. Никто был не забыт, и всё – забыто. И каждый отрывался, как умел. Сомлевшие девчонки вскоре пели, и пили водку с каждым наравне. На кожаных флейтАх играли трели и танец живота плясали мне, пока Колян с Саньком ходил за водкой, и, слава богу, взяли полтора… Потом своей японке – злой, но кроткой – давал я в рот под общее «УРА!!!» Мы пили за победу над Китаем – грядущую, но близкую уже. Меня провозгласили самураем. Я танцевал для девок в неглиже. Потом играли в каменные лица. Никто не выиграл. Никто не проиграл. Девчонки умудрились не напиться. Колян был, прямо скажем, просто в кал. Санёк, блистая пьяными очками, втирал мне бизнес. Клялся я помочь. Такими вот бухими дурачками мы жгли весь день. И навалилась ночь.

*

- Земля тряслась, как наши груди, - проникновенно читал Колян. – Смешались в кучу кони, люди…
И действительно – выплясывая под зашкаливающие децибелы хауса, девки топтали пол что твои кобылы, бухой Санёчек лошадью ржал, Колян безостановочно пиздил, как сивый мерин. И лишь я, благородным ахалтекинецем гарцуя иногда к сортиру и обратно, взирал на происходящее с высоты полета белокрылого пегаса, лишь изредка шутливыми пинками уводя свою луноликую гетеру в разнообразные комнаты, коих имелось в достаточном количестве, чтобы нескучно провести ночь. Порою мы с гетерой ненароком врывались туда, где Николай, ревя медведем, стучал о стену всем белым телом псевдоалександры; порою туда, где Санёк, с зажатыми в вытянутом кулаке очками, вертелся в шаманском танце вокруг собственной оси, каковая ось пронзала шоколадное девичье тело, казалось, сразу в нескольких местах; порою туда, где в разные стороны бил ледяной струёй забытый кем-то шланг душа; порою туда, где маринованные огурцы, скукожившись на столе и под столом, молили вышвырнуть себя в помойное ведро; а порою и туда, где пьяный Коля орал на гитаре дембельские песни своих прошлых лет, и трое на белом кожаном диване напротив – мужчина и две женщины – слушали их до конца под страхом смерти.
Однако и меня в ночи срубило с копыт и я заснул чорт его знает где, так что, проснувшись, не сразу сумел определить собственные координаты.

*

Ориентируясь на запах подкисшего маринада, я вышел на кухню в поисках жидкости. Там был абсолютный разгром. Я поскользнулся босыми ногами на огурцах, и, балансируя, проскользил к холодильнику.
- Ой, бля. – Санёчек сидел на высоком табурете, поддерживая обеими руками голову и не позволяя ей, таким образом, упасть на пол и укатиться в прихожую. – Что это было?
- Якутка, цыганка и хохлушка. – сказал я. – Стандартный набор «Горячий мальчишник».
Я встал на ноги, открыл холодильник и, хрипя «аллилуйю», вытащил из его недр пол-ящика пива и бутылку водки.
На звон стекла в кухне появился Николай. Он был неописуем.
- Ну как? – спросил его Санёк без видимого интереса.
- Да ты знаешь, как-то легче стало. – сипло ответил неописуемый Колян, потирая виски запотевшей бутылкой водки. – Проявились общие контуры целей. Женюсь, наверное.
- Женись, конечно. Она же святая девочка у тебя. Женись.
Неверными руками я смешивал в шейкере коктейль «Youth» или, в простонародье, «ёрш».
Скупо каркали за окном какие-то осенние птицы – возможно, пеликаны.
Высунувшись в окно в поисках свежего воздуха слабым, но чистым голосом Николай говорил в трубку:
- Саш. Знаешь что? А я ведь люблю тебя, дуру. Поехали в загс.
- Полгода дрочил, и ведь сообразил-таки, что надо снять шлюху. – сказал я Санёчку.
- Я же говорил. – ответил Санёчек, открывая бутылку пива. – Онанизм развивает мозг.

Автор: Шалопай Шарапов

Категория: Креативы | Просмотров: 570 | Добавил: S_Mouse | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Присоединяйся!
Цытатнег рунета
Последние записи в дневнике
Облако тэгов
Mozilla Firefox µTorrent торрент Light Alloy проигрыватели Internet Download Manager работа trance Armin van Buuren животные собаки порно жесть Red Elvises Blank and Jones drum'n'bass СНГ Psychedelic breakbeat The Prodigy IDM позитифф карикатуры авторские фотоработы мультфильмы цитаты ЖЖ жопа еда отмечаем пятниццо! объявления Ленин демотиваторы lounge релакс коты понедельник кризис софт Дети анекдоты музыка Hed Kandi house забавные вывески моя милиция меня бережет надписи на заборах забавные названия сиськи Alex M.O.R.P.H. празднеки комиксы Мама Стифлера авто случайный кадр политики метро гопнеки мыши нахуй - это там видеоприколы форумы блондинки спорт кино TyDi топы Ambient мужчина и женщина деньги Markus Schulz Sean Tyas Pedro Del Mar реклама Google Птицы Барак Обама Рыбы фото природы ценники фотожабы Ferry Corsten тв книги Медведев сказки погода - трындец Ф1 красотища бля! секс музеи небоскребы любофф самолеты путешествия Aly & Fila Bobina Путин +100500 пятничная фотоподборка
Поиск
Прогноз погоды